English version Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, Дахаб, Египет Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет   Главная     О Дахабе | Виндсерфинг | Кайтсерфинг | Вьетнам | Цены | Магазин | Отели | Фото | Видео | FAQ | Форум | Контакты
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет
    
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет  
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет О Дахабе
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет Виндсерфинг
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, ЕгипетНовости
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, ЕгипетОбучение
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, ЕгипетЗоны катания
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, ЕгипетСерф-сафари
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, ЕгипетШкола мастерства
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, ЕгипетОборудование
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, ЕгипетПутешествия
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, ЕгипетДля Израильтян
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет Кайтсерфинг
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет Яхтинг
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет Катамаран
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет Вьетнам
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет Цены
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет Детский лагерь
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет Станция
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет Магазин
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет Отели
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет Фото
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет Видео
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет Неделя Слалома 2015
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет webcamera 1
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет webcamera 2
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет Webcam (Maliby)
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет FAQ
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет Форум
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет Наши друзья
Виндсерфинг в Дахабе, Виндсерфинг в Египте, кайтсерфинг, дайвинг, Дахаб, Египет Контакты
//
Новости

Мы подводим первые итоги конкурса «Как я училась виндсерфингу» - и сообщаем о том, что вы можете еще присылать рассказы до 2 февраля!



Дорогие девушки! Мы – школа виндсерфинга «Пять квадратов», портал с женским взглядом на экстрим Gfhome.ru и женский лагерь Windsurf Beauties – решили продлить прием ваших рассказов на тему «Как я училась виндсерфингу» до 2 февраля!

Напоминаем условия конкурса (см подробности):

Вам нужно написать свою историю о том, как вы учились кататься на виндсерфинге, и прислать ее на почту gfhomeru@gmail.com или выложить на форум.

Призы:

  • Номинация «Самый увлекательный рассказ»: доска роллерсерф, скидка 50 процентов на обучение у Ольги Раскиной на станции «Пять квадратов», интервью на сайтах www.gfhome.ru и www.go-dahab.ru.
  • Номинация «Самый веселый рассказ»: доска роллерсерф, скидка 30 процентов на прокат оборудования на станциях «Пять квадратов» (действует до 1 марта 2010).
  • Номинация «Самый необычно поданный рассказ»: доска x-board, скидка 30 процентов на прокат оборудования на станциях «Пять квадратов» (действует до 1 марта 2010).

Информационные партнеры: www.go-dahab.ru, www.wind.ru, www.sport-express.ru, www.vtsport.ru, www.gfhome.ru, www.dahab.me, www.sportbox.ru, www.luxury-info.ru, www.onwave.ru, www.raceyou.ru, www.dahab.su, www.surfpeople.ru, www.street-style.ru, www.lineupmag.ru, www.yoltica.com, www.video.nedoma.ru, www.girlswhoride.ru, www.windsport.net.ua,

А теперь – самые лучшие рассказы из присланных на сегодняшний день:

1. АЛИНА

Начало.

Я стою на широком, но неожиданно неустойчивом, крутящемся во все стороны и кренящимся на бок тазике-доске, и, жмурясь от вечернего, бьющего в глаза солнца, старательно пытаюсь отлепить оранжевый парус от воды, как нам только что показывал наш инструктор Антон. Антон стоит рядом и устало и хмуро держит нос доски. Тут к нам подбегает другой инструктор и начинает что-то радостно рассказывать Антону. Антон преображается, и они начинают что-то возбужденно обсуждать. Краем уха я слышу обрывки слов: «ампулы», «классно вколол в ногу». Так и есть, наркоманы, удовлетворенно думаю я, как мне и говорили друзья перед моим отъездом, все серферы — сплошные наркоманы. И учит меня тоже наркоман. Удачно я съездила в Дахаб, что и говорить! Потом уже мне ясно, что речь идет о травме, становится смешно от своих упаднических мыслей, и я роняю парус и со всплеском падаю. Антон меня ругает.

Второй день обучения. Я иду на серфе. Я ИДУ НА СЕРФЕ! Доска — мое маленькое судно, а я — капитан, и оно идет вперед, плавно и быстро. Круто! Мне кажется, что не я удаляюсь от берега и станции, а море и далекий берег лагуны движутся мне навстречу, как бы проворачивается земной шар, а я и доска замерли на месте, будто сквозь нас проходит земная ось. Застывшая во времени, пригвожденная к глобусу, я смотрю на другой конец лагуны и ощущаю, как счастье жарким дыханием медленно обволакивает, обнимает меня, — навсегда, — думается мне, и хочется плакать… «Спрыгивай, пешком до берега!» – кричит Антон. Я очень счастливо тащу за собой доску и стараюсь бежать в воде, чтобы прибежать к берегу побыстрее и снова поднять парус.

Я и подруга идем на серфе за Антоном в Лагуну. Сегодня — настоящее морское путешествие. Это третий день учебки, я с самого утра ждала урок! Нужно быть очень внимательной и помнить кучу разных вещей и, хотя хочется отпустить руку и потереть глаза, потому что их жгут мокрые соленые ресницы, лучше не моргать, чтобы не получилось, что ты вдруг зажмурился, отвлекся, а ветер — раз! — и вырвал из рук парус, и ты будешь долго мучиться, пытаясь его поднять, а там тебя уже снесет по ветру, и лагуна навсегда останется только прекрасным миражом вдалеке. На середине пути страшнее всего, потому что там непривычно сильный страшный ветер, а родной берег далеко, туда уже не вернуться, и оглядываться без толку, только и остается, что идти за Антоном и стараться все делать правильно. Лагуна постепенно все ближе, вот уже мы видим отмель и перешеек кайт-лужи, вот вода под нами становится светлой, какой ласкающий уши чудесный звук — это зашуршал плавник о песчаное дно, — ура, мы приплыли! Господи, это залив Баунти. Я лежу на доске, отдыхаю и беспечно болтаю ногой, как в той самой рекламе с шоколадкой. Вокруг просторно и пустынно, нет отелей, нет станции, только уединенная коса и бескрайнее море вокруг. Хлюп-хлюп, шлепают наши доски о прозрачные и милые волны, сильный теплый ветер выдувает все незначащее из головы, становится тепло и очень спокойно на душе. Потом мы идем обратно к станции, и я смотрю на синюю и холодную воду под доской, а перед глазами все стоит прозрачная и желто-голубая вода лагуны.

На следующий день я иду смотреть, как катаются инструктора в беби-бей. Ого, что можно вытворять! Они носятся взад-вперед по заливу, разноцветные паруса порхают красиво и весело, как маленькие птички, и не оторвать от них глаз. А с другой стороны косы творится что-то интересное и пугающее. Там, вдалеке, кажется, дышит волнами глубокий синий океан, и никого не видно, только раз мелькнет крошечный зеленый парус, трогательно махнет никому привет и тут же скроется за волной, ты смотришь, смотришь на это место, и спустя какое-то время он появляется снова, встрепенется и опять исчезнет. Интересно, что ты чувствуешь, когда ты там?

Вечером я спрашиваю:
— Антон, я хочу кататься на волнах. Когда можно на них пойти?
— Ха-а. — выдыхает он. — Тебе еще не один раз приезжать сюда надо будет.
Я сникла и задумалась. Это сколько — не один раз? Сколько лет надо будет работать и ждать отпуска, учиться в Дахабе, потом снова работать и жить ожиданием отпуска.

Я не буду приезжать сюда много раз, я приеду один раз и надолго и я покатаюсь на волнах — отпечатывается в моей голове четко и ясно тем же вечером.

Москва.

Я неосторожно задеваю плечом стеклянный шкаф, и оттуда начинают сыпаться каталоги. Начальник осторожно хватает свой ноутбук. Он вежливо кивает мне головой, вроде как слушает. Я показываю ему, что происходит, если тебя катапультирует в трапеции. На ноутбуке — ролик Committed, там где они все вместе на волнах в Джери. А на его столе раскрыт Трикшионари, который мне сегодня пришел из Англии. «Алин, ну это нормально, но если как хобби – в отпуск поехать», — говорит мне босс. — «Ты не передумала увольняться?» Я презрительно хмыкаю. Полгода, что я зарабатывала на переезд в Дахаб, подходят к концу, и я свихиваюсь все сильнее. Этой зимой у нас в офисе нет зимы! Мы слушаем Боба Марли, и Desert Rose Стинга, и есть еще классный ролик лайтвинд-фристайла от Caesar Finies с Бонайре, с чудесной музыкой и где в нужный момент надо кричать АТА, а если Катя или Миша предлагают включить радио, я начинаю возмущенно вопить. Эти шесть месяцев так мне тяжело дались: нужно экономить деньги, нужно заставлять себя внимательно работать, нужно не влюбиться ни в кого до Дахаба, чтобы не передумать уезжать, — много чего нужно. А как тяжело общаться с друзьями — те, кто не поддерживает разговор о виндсерфинге, кажутся полными деградантами. Я чуть ли не вздрагиваю, когда ко мне обращаются, потому что я невидима здесь, я из другого параллельного мира – Дахаба. Вечером я балансирую на доске, которая лежит на бутылке из-под шампанского. Иногда мы сидим с Ритой в кафе, она тоже хочет в Дахаб, она СВОЯ, мы высиживаем дни до Дахаба и по сотому разу смотрим Committed. «Тебе не кажется, что мы похожи на импотентов, смотрящих порнуху?» — вдруг спрашивает она. Ха-ха, Рита.

Уехать.

Уехать в Дахаб – это значит оставить большую часть вещей, которые тебе дороги, дома. И не просто оставить любимую чашку, не просто поспать в последний раз на своей кроватке, а расстаться с большой частью своей жизни, со своими привычками. Завершение всех своих начатых и не законченных дел. В результате остаешься один на один с собой, у тебя есть только ты, твои знания, опыт и характер, и от того, что было в тебе накоплено ранее, ты и построишь свою жизнь. Мне интересно, что будет в моей новой жизни. Случайны ли друзья, которые есть у меня сейчас. Случайно ли я получила то, что имею. Смогу ли я создать себе свой мир, в котором мне будет комфортно? Я уехала в Дахаб.

Первый месяц

У меня есть свой маленький укромный домик в глубине кемпа. Днем стена домика, на которую падает солнце, раскаляется и становится горячей изнутри, и если прислониться к ней спиной, то можно обжечься. Когда лежишь раскинувшись в домике и смотришь в дверь на колышущиеся пальмы, то чувствуешь себя прямо Гогеном на Таити. Ночью, если есть ветер, пальмы за окном начинают зловеще шелестеть и тереться друг о друга, и ночные звуки тоже приходят. Как будто кто-то продирается сквозь джунгли. И становится страшно и как-то тревожно на душе. Алина — серфер, который боится ветра.

Я боюсь трапеции и глиссировать. Энтузиазм первых дней улетучился. Перед трапецией я испытываю животный ужас: она чужеродный элемент, давит и стягивает тебя за пояс и с невиданной силой тянет вперед, и ты пытаешься сопротивляться, но знаешь, что это бесполезно, и как в замедленной съемке она раз за разом выдергивает тебя и тянет за собой в пропасть. Каждый день я с мрачной мордой иду за шарниром, с мрачной мордой собираю и сдаю матчасть. У меня ничего не получается, и не получится, потому что я боюсь.

Ночью в своем домике я читаю ужастик Стивена Кинга, чтобы не бояться трапеции. Шуршат пальмы, завтра снова будет ветер. Я никогда не привыкну к трапеции. Мне одиноко в Дахабе.

Второй месяц

Я на уроке, Антон учит меня делать водный старт. Водный старт — это очень просто. Сначала ты качаешься на воде, потом слегка заводишь на ветер ухо паруса, а потом — хоп! — кто-то сверху сильно тянет тебя за руки к себе, тебя выдергивает наверх, лишь искрящиеся струйки воды отрываются от тебя, стремительно переливаясь, и ты словно воскрешаешься и возносишься на доску. Заниматься с Антоном клево: ты просто отключаешь свой мозг и сдаешь тело напрокат инструктору, ты будто персонаж в компьютерной игре. Просто делаешь, что говорит инструктор, и все получается, все круто, ты прошел на новый уровень! Ура!

Урок закончен. Я даю себе слово, что отныне буду вставать на доску только водным стартом, чтобы быстрее его освоить. И вот, после получаса бессильного кувыркания и захлебывания, изможденная, я застряла на рифе. И теперь мне оттуда не выехать никак, ни водным стартом, ни обычным. Нужно идти в воде до лагуны, а в воде черные шарики ежей, а волны бьют по коленям и сбивают с ног. Мокрая холодная лайкра противно хлещет меня по животу, сзади зловеще трепыхается и вырывается из рук парус, я злющая как черт — всё специально играет против меня!

В Дахаб приехал Пасковски и катается тут. Пасковски — красавчик, я в него немного влюблена. И я в него только что врезалась на огромной скорости, когда глиссировала. Я сделала все, как нас учили на семинаре по расхождению на воде, но он не поехал вниз по ветру. И вот я под водой и не спешу выныривать: мне чудовищно стыдно — я убила чемпиона. Или сломала ему дорогущую доску. На станции меня заклеймят позором. Я не хочу всплывать. Но сил нет, как хочется дышать, и я осторожно выныриваю, прячась за доску. Уфф, не Пасковски. Мы с немцем показываем друг другу, что все ок, доски целы, и разъезжаемся.

Третий месяц

Жизнь удалась! Я живу в Мадине, в трех минутах от станции. Утром я быстро выпиваю из заледенелой канистры «манго джус» и спешу на станцию. Там я заматываю ногу серебряным скотчем, мажусь кремом, напяливаю трапецию и скрываюсь в спиди-зону. Там еще лучше, чем в лагуне, там, как в фильмах Кусто, глубина и чистота воды такая, что хочется падать в нее как можно чаще, такая она красивая и прозрачная.

Я уже круто делаю водный старт и я уже ходила на вейв! Моя мечта сбылась. Ту-ру-ра! Теперь я выхожу кататься, чтобы выбраться на волны. От катания на волнах сначала кружится голова — укачивает? — и теперь я знаю, что море вправду живое, оно дышит, его дыхание — это волны. Оно разговаривает с тобой. И оно намного сильнее тебя.

Каждый раз я ухожу кататься все дальше и дальше. Я хочу быть одна с волнами. Если меня кто-то окликает, все ли ок, когда я барахтаюсь, делая водный старт, я вздрагиваю, как будто меня застукали за чем-то интимным. И вот я упала на крутой волне и не могу встать, я делаю попытку за попыткой, плаваю спиной к волнам, чтобы не захлебнуться и задерживаю дыхание, когда нахлестывает волной. Нужно успеть поднять парус между волнами. Вдруг парус выдергивает порывом из моих рук и вместе с доской отбрасывает по ветру, я бросаюсь за матчастью. Трапеция сползла на грудь и мешает плыть и давит дыхание. Я ловлю парус, разворачиваю его в правильное положение и думаю, сколько я уже тут бултыхаюсь. Плавают ли уже подо мной акулы? Они схватят за ногу? Я опускаю голову под воду и смотрю под собой — никого не видно. Я устала захлебываться волнами и отлеплять волосы от глаз и лица, я нервничаю, резко дергаю парус и запарываю попытку за попыткой. Меня сносит. Я не чувствую паники, мне не страшно, просто я очень устала и хочу полежать и отдышаться. Раза два осталось попробовать, потом я устану так, что просто не смогу правильно все сделать, не смогу вытянуть руки. Я вспоминаю, как учил меня Антон, и начинаю говорить себе вслух его словами: «Алина, спокойно. Мачту на ветер. Доска развернулась. Ноги на доску. Согнуть колени». Мне повезло, и я еду обратно и по пути вижу большого ската-манту, он прямо у самой поверхности, и такой огромный!

А потом я катаюсь на волнах еще и еще, а потом лежу на плюшке, у меня кружится голова, и рай представляется мне одной бескрайней вейв-зоной, там души катаются и машут друг другу издалека, что все ок.

Прощание.

Я лежу на берегу у станции и прощаюсь с Дахабом. Как в памяти отпечатывается Дахаб? Картинками, ощущениями:
— это хруст песка под шлепками, когда один бредешь по ночной Мадине к себе домой;
— это сидеть на катамаране и смотреть на инструкторов, которые развалились в своих режиссерских креслах и рвут глотку, пытаясь докричаться до своих актеров-учеников;
— это особая пустота мыслей и расслабленность;
— это когда поехать к Лейле за круассанами (не более пятнадцати минут, включая ловлю такси) — это слишком далеко и долго, и нужно готовиться заранее, и вообще, давай лучше завтра;
— это громадные тараканы с крыльями, которые становятся обычными домашними животными.

Я вспоминаю:

— как Никита поставил на тренажер свой парус и сказал держать его с подветренной стороны за шкотовый угол, и нужно не уронить мачту, и вот я скачу козлом вокруг паруса и смеюсь, и ноги вязнут в сыром вечернем песке;
— как я неправильно взяла парус, и понесла его сдавать после каталки, а он развернулся под ветром и прихлопнул меня к песку, а я лежу под ним и безуспешно пытаюсь выползти из-под него, а он еще сильнее меня распластывает и прижимает к песку. А потом на семинаре нам показали, как носить парус правильно;
— как жарким июнем мы сидим на крыше русского ресторана и смотрим фильм про Тосю Кислицыну, а потом идем по ночному Масбаду домой есть белый хлеб с вареньем, а песок хрустит под ногами, как снег под валенками;
— как мы в безветрие уезжаем с Леной на 205 доске на вейв — на пикник! — у нас хорошее настроение, и как потом мы перетаскиваем доску через косу, чтобы срезать путь и не плыть по спиди, и как приходится пританцовывать, потому что окаменевший песок-глина ужасно жжет и режет ноги, и как потом мы плывем обратно, и теперь моя очередь грести, Лена распевает песни, а я гребу из последних сил, выдыхаюсь, гребу и думаю, как же первую половину пути гребла Лена, с одной загипсованной рукой. Потом я ничего не вспоминаю, просто смотрю, как садится солнце, как постепенно темнеет, потом ложусь на песок и смотрю на звезды. Тихо и пусто. Я ощущаю, как нас с Дахабом связывает глубокое интимное чувство. Я люблю Дахаб.

2. ШАНЕЧКА

Любовь приходит в самый нежданный момент. К тому времени он собрал уже немало преданных сердец, но моё продолжало оставаться равнодушным. Однако судьба не перестает удивлять загадочными стечениями обстоятельств. И вот, занавес поднимается.

С трудом натянув на себя сыроватый гидрокостюм, я шагаю по раскаленному песку на наше первое свидание. Сначала меня сбивают с толку массой иностранных слов. Шарнир, шверт, шкотик, оверштаг, гик, галфвинд, левый галс, правый галс, набрать высоту, потерять высоту. Почему не сказали захватить блокнот??? Ладно, разберусь по ходу дела. Бойко хватаю «санки» и направляюсь к воде. Так, смотреть вперед, руки уже, ноги шире, без трусов мужик в квартире. Хи-хи. Что ж, начало неплохое. Стою твердо, плыву уверенно. Вместо ужаса в глазах начала мелькать улыбка удовольствия. Но не успела я подумать, что виндсерфинг не так уж сложен, как внезапный порыв ветра стал неистово вырывать из моих рук парус. О ля-ля, а ведь берег уже ощутимо далеко. В это время, инструктор, заметив мой страстный танец на доске, начал кричать мне какие-то указания. «ОПУУСТИ ШВЕРТ, ПРИОТКРОЙ ЗАДНЕЙ РУКОЙ ПАРУУУС, ДЕЛАЙ ОВЕРШТАГ!!!!». Пока я в панике рылась в своём словаре в поиске значений новых слов, все давно знакомые быстро перемешались. Где там у меня право, где лево, где нос, где зад, что такое руки, что ноги и для чего нужна голова, стало совсем не ясно. «НАКОЛНЯЯЯЙ ПАРУС К КО……..ЕЕЕЕЕ, ОБХОДИ ЧЕРЕЗ НОС МАААА……УУУУ!!!!!!!!!!!». Бедный парень, так надрывается, а ветер доносит уже только обрывки фраз. Ну же, парус, открывайся. Поворачивай, доскааааа. Бултых. Кого мне там нужно было опускать, а какой рукой и куда открывать парус, я так и не поняла. Зато, барахтаясь в холодной воде, резко полюбила свой гидрик. Хотя во мне все еще оставалось множество сомнений по поводу привлекательности виндсерфинга: на меня накричали, на теле появились синяки и ссадины, я вдоволь напилась соленой воды. Но, уходя со станции, я уже точно не могла себя назвать равнодушной.

Шла вторая неделя. Благодаря иногда усердным тренировкам, во мне выработались некоторые условные рефлексы. Ветерок подкис, потерял скорость, парус призакрыл. Ветерок усилился, стало страшно, парус приоткрыл. Моя стойка была четко отрегулирована: чуть только доска касалась стоп, а гик касался рук, все части тела знали, что и как им нужно делать. Я уже спокойно могла дойти до буйка, сделать оверштаг и вернуться на берег, не теряя высоты. Правда, вспоминаю, как трудно мне далось упражнение на четкость траектории движения. Задача была несложной: обогнуть буёк и на обратном пути дотронуться до него носом. Я рассчитывала одолеть это препятствие с трех попыток. Однако на пятом старте начала нервничать. Ну чего тут мудреного? Пройти от него чуть дальше, оставив побольше времени на подготовку и коснуться хотя бы краешка «мячика». И нет, снова промах. На двенадцатой попытке я уже не нервничала. Все стадии спортивного азарта, агрессии, злости и бешенства я пережила. Про себя я вспомнила всю мыслимую и немыслимую брань, обругивая ни в чем неповинный буёк. То ли мне голову напекло, то ли от стресса, у меня начались галлюцинации: казалось, вот-вот нос моей доски уже в сантиметрах от желтого шарика, как он берет и, назло мне, отскакивает в противоположную сторону. Успеха я добилась лишь на следующий день. Со второго захода я разогналась, как бык на желтую тряпку, и сбила-таки неугомонную кеглю с места. В общем, наступало время маленьких побед. Я могла самостоятельно собрать мат. часть, мы ходили на относительно большие расстояния, паруса давали покрупнее. Хвалить стали чаще, чем кричать. Я не заметила, как стала не только понимать, но и говорить на языке сёрферов. Виндсерфинг стал главной темой дня. Блеск в моих глазах, сбивчивость речи, то, как учащалось моё сердцебиение при этих разговорах, дало мне понять: я влюбилась! Вставать рано утром вдруг стало безумно легко, а подпрыгивать с улыбкой до станции безумно радостно. Встречая мат.часть, мне хотелось поздороваться с каждой ее частью. Здравствуй досочка, здравствуй милый парусок, привет шарнирчик, мой гичок, моя мачточка. И наблюдая за тем, с каким послушанием и где-то даже нежностью, всё снаряжение выполняет любые мои команды, чувства показались вполне взаимными.

До нашего с ним расставания оставалось всего два дня. Как и обычно я открыла глаза, улыбнулась, предвкушая нашу встречу, резво оделась и выбежала наружу. Загибающиеся деревья, проносящийся со свистом мусор меня слегка насторожили: сегодня дует сильно. Ну что ж, попробую сделать вид, что мне не страшно. Парусок дали не большой и далеко велели не заплывать (да как-то и не хотелось). Через полчаса весь мой оптимизм был исчерпан. Каждые пять минут каталки я оказывалась в воде. И это были уже не «бултыхи», как в первые дни. Злостный ветер одним порывом отшвыривал меня от мат. части, а злюка волна тут же захлебывала, унося прочь мои парус и доску. И это повезло, если еще мачтой по голове не получил. Всё это стало смахивать скорее на плавание с препятствиями. Казалось, меня хотели то ли унести в открытое море, то ли вовсе утопить. Трудно было разобрать, какое чувство во мне кричало сильнее. Растерянность помогала расти чувству страха, страх повлек за собой чувство беспомощности, за ним агрессия и злоба. Вплоть до легких ноток ненависти. Ненависти к ветру, к волнам, к виндсерфингу, к своей немощности. Хотелось и заплакать, и закричать, и кого-то ударить от злости. С каждым падением, я все агрессивней залезала на доску, жестче общалась с парусом и ветром. Но в результате только с большей частотой и беспощадностью меня сбрасывали с корабля. И уже абсолютно обессиленная, и физически, и морально, плавая вокруг доски, ко мне вдруг пришло озарение. Ветер, даже будучи таким резким, жестким; волны, порой бывая такими агрессивными, они все же остаются мне друзьями. Не можешь изменить ситуацию, измени свое к ней отношение или в ответ на агрессию получишь агрессию (с). Ведь если мама или папа сегодня не в духе, да еще и отшлепали тебя, это не значит, что они стали врагами. Возможно, в этот момент они всего лишь хотят тебя чему-то научить. Все эти мысли, мелькнув в моей голове, волшебным образом в один миг придали мне столько сил, будто я только проснулась, после долгого крепкого сна. Все страхи, усталость, злость улетучились без следа. Я, не торопясь, взобралась на доску, подняла парус и…. Что за прекрасное это было чувство: я и виндсерфинг – мы одно целое. Гик превратился в продолжение моих рук, доска в продолжение ног. Сейчас, в это мгновение, я и ветер, я и волны, мы одно целое! Я, маленький человечек, букашка этого мира, почувствовала себя частью этих необузданных стихий, частью самой вселенной. Казалось, будто сзади выросли крылья, и это была уже не обычная езда на парусе. Для меня это был настоящий полет. Никаких мыслей и никаких сомнений, в то мгновение я просто жила. Жила каждой клеткой своего тела, каждой частичкой души.

В последний день я пришла раньше, чем обычно. До последнего момента, позволяющего временем, я говорила «до свидания» моему виндсерфингу. Он в тот день был особенно ласков и нежен. Может, он даже будет по мне скучать???

Кто здесь враг мне и где друг,
Мысли замыкают круг
Я люблю виндсерфинг! Это факт.
То ведь был лишь первый акт.

P.S.: Особенная благодарность Хруцкому Роману (Гурзуфф) за преданность делу и веру в своих учеников.

3. ЕЛЕНА СМИРНОВА

Как мои дети учились виндсерфингу.

Всё случилось совершенно «случайно» и абсолютно неожиданно. Просто моя коллега Ирина, администратор нашего медофиса, вернулась из солнечного Египта, и почему-то поинтересовалась ценами на путевки на текущую неделю. Оказалось, что мы могли бы все вчетвером уехать на 8 дней за 35 тысяч рублей! Это была фантастика! В марте то же самое обошлось мне в 120! По плану мы должны были ехать в апреле, по предварительным расчетам, это обходилось бы мне в 75. Доллар рос, и никто не мог бы мне дать гарантии, что в апреле я бы снова не налетела на 120. Если учесть еще то, что экс вот уже второй год отказывался финансировать детский морской отдых, то надо было бы быть круглой дурой, чтобы отказаться от такой возможности.

Дальше всё завертелось в бешеном ритме: звонок в ближайшее турагенство «Вела вояж», забег в сбербанк для получения денег со счета, оплата путевки, рассылка срочных емейлов шефам и друзьям с объяснениями нашего внезапного исчезновения из промозглой столицы, и скоропалительный сбор чемоданов.

До последнего момента я не верила, что мы увидим солнце. Жизнь в кротячей норе настолько вогнала меня в депрессию, окончательно отучив верить в хорошее, что мне не удавалось представить себе, что утром можно видеть солнце. Мы выезжали утром в школу в полной темноте. Фонари либо не светились вообще, либо горели на режиме пониженной яркости. И это в столице-то! Не хотелось жить, двигаться, дышать, существовать. Мы возвращались в серых сумерках. Утро и день в этом городе не наступали никогда. Это было местом экстремального выживания, но не местом для жизни. Я часто вспоминала Кобо Абе «Женщину в песках». Тот человек привык в итоге так жить. А я вот почему-то никак не могла… душа постоянно тянулась к свету, и никак не могла смириться с этой безжалостной обреченностью жить во тьме московского кошмара. И тут я снова ощутила себя Дюймовочкой, которую ласточка унесла из темной норы в светлую страну, наполненную солнечным светом и теплом.

Уже который год мы наблюдали, как загорелый красивый болгарин Стефан обучал новичков плаванию на виндсерфинге. Стефан хорошо говорит на русском языке. Мы подошли к нему и спросили – можно ли уже Юре и Андрею попробовать начать обучение. Длинноволосый улыбчивый Стефан ответил, что можно попробовать, хотя вообще-то, он начинает с двенадцати лет. Но его дочка начала в 9. Поэтому и у нас есть шансы. Оказалось, что начальный трехдневный курс обучения стоит 75 долларов на одного. Это означало, что если мы не поедем на морские экскурсии и не будем покупать подарки близким и одежду себе, то нам хватит!!!

Первый урок был назначен на следующее утро. Ребята не могли дождаться этого счастливого часа. Все мысли их были только о серфинге. Чтобы скоротать время – легли днем спать пораньше, ведь накануне тихого часа не было. Проснувшись за час до ужина, играли в гольф. Благо, что гольф поле располагалось прямо перед нашим номером. В углу шуршал декоративный водопад, само же поле нелепо изобиловало мини озерами. К чести мальчишек, в этом году они ни разу не утопили в них мяч.

Первое занятие Стефан традиционно начинал в Али-бабе – там располагался стенд с ветровыми часами, на котором он доходчиво объяснял премудрости управления серфингом. Поэтому после завтрака мы направились в Али-бабу. Жасмин, Аладдин и Али-баба – это система трех отелей. Проживая в любом из них, можно пользоваться всеми благами двух других, включая бассейны, рестораны, бары и пляжи. Нам больше всех нравится наш Жасмин, но изредка мы любим для разнообразия прогуляться по территории соседей. Мы пофотографировали цветы. Больше всего мне понравился куст с ярко желтыми цветами, гармонировавшими с Юриной пляжной желтой шапкой со шлейфом. Впечатлила также розовая цветочная стена, которая даже не влезала в объектив фотоаппарата.

В роскошном бассейне Али-бабы круглые табуретки находятся прямо в воде. Можно подплыть к барной стойке, сесть на табуретку, оставаясь по пояс в воде, выпить пива или чего-то покрепче, а можно чаю или кофе, и поплыть обратно. В голубой воде плескалось утреннее солнце, радуя глаз. По пути к пляжу дети слегка задержались на мини скалодроме на детской площадке. Пока они лазили, я выпила чашечку кофе, зацепив ее в баре, так как утренний ветерок на открытой территории Али-бабы пронизывал меня насквозь, игнорируя ткань моего кружевного легкого белого платьица.

Я расплатилась вперед за три занятия со Стефаном, он провел теоретический урок, и мы направились к нашей лагуне на практикум. Сначала навыки отрабатывались на тренажере. Доска с парусом стояли на песке, а Стефан вращал доску за веревку, имитируя движения ветра и воды. После того, как были отработаны все действия во всех возможных ситуациях, Стефан принес костюмы и обувь для серфинга. Даже самый маленький костюм был великоват Юре. Ведь ему было в тот момент всего 7.5! Не веря своим глазам, я наблюдала за тем, как мои парни отважно уплывали прочь от берега. Стефан бегал вокруг лагуны и кричал подсказки. Меня просто разрывало от счастья. Так было в Керчи, когда мы попали в Коктебельский дельфинарий – я поняла, для чего нас занесло в Керчь. Чтобы мои дети поплавали с дельфинами! Сейчас же я поняла- почему мы схватили эту горящую путевку. Чтобы мои дети встали на серфинг. После нового года Стефан планировал переходить в Роял Пелес. Если бы мы не застали его сейчас, мы бы потеряли его из виду. А ведь он, без сомнения, лучший в мире инструктор по серфингу. Теперь же мы обменялись телефонами и емейлами, и имели возможность приехать на базовый курс обучения из 8 занятий туда, где будет Стефан. Слава Богу, что Роял Пелес даже дешевле Жасмина…

Стефан оказался пятиборцем, а также 12 лет давал уроки верховой езды. Тема конного спорта оказалась еще одной общей темой в общении детей с тренером, и теперь он сравнивал серфинг с лошадью, чтобы им было понятно – как им управлять.

Андрюша поплыл легко и сразу, как прирожденный серфингист. Стефан сиял. Юрочке было чуть труднее из-за малого веса. Но и он делал невиданные для семилетки успехи! Отдыхающие с любопытством наблюдали за нами, а я сидела и снимала все на видео, гордая за своих талантливых детей, счастливая за их интересную жизнь, радостная что нам досталась эта «случайная» путевка и нашлись деньги на начальный курс. Как же это прекрасно – видеть как у людей сбывается мечта, и особенно, если эти люди- твои дети!!! Счастье расплескивалось во мне как пена от шампанского в узком бокале. По золотой с голубым морской воде лагуны порхали два бело красных паруса, которыми управляли два самые дорогие мне существа – мои сынишки! Я всё щелкала и щелкала фотоаппаратом, досадуя, что ни один снимок никогда не сможет передать всё то, что мы все чувствовали! Было немного обидно, что радуюсь за них только я. Мне казалось, что если не целый свет, то хотя бы еще кто-то близкий и родной мог бы сидеть рядом. Только вот кто?

Устанавливая на место паруса, сильный и поджарый Стефан сказал мне, улыбаясь будто бы всем лицом : «Я верил, что у Юры получится. Я знал.» Меня поразила искренняя заинтересованность инструктора. Вот поэтому наверное у него и получается, что он вкладывает душу в своё обучение. А еще он любит детей. Он не назидает, и не унижает, как большинство мужчин, возомнивших себя воспитателями. Он инициирует и поддерживает, он ищет подход и придает силу, он помогает в неудачах, а не ругает за них, он находит способ сделать для ребенка понятным и выполнимым то, чему бы он хотел научить. От общения с настоящим мужчиной, сочетающим в себе благородную, но мужскую красоту, чистоту души, силу и ловкость, открытость и искренность, любовь к детям и к своей работе, на душе стало легко. Ведь я думала, что такие есть только в сказках. Какое это счастье- заниматься своим любимым делом, на доход от которого можно достойно содержать любимую семью, живущую в стране с прекрасным климатом, где можно дышать чистым воздухом, купаться в солнечных лучах и в море круглый год и есть апельсины, заряженные энергией солнца и земли, прямо с куста!

Мальчишки ополоснули в воде комбинезоны и обувь, сдали их Стефану, поблагодарили за урок и бросились в воду. Андрюша зажарился в черном костюме под палящим солнцем. Юре было проще- он несколько раз падал с доски в воду. А я, просветленная и широкая внутри, облегченно прилегла на лежак. Я лежала и думала о том, что это очень грустно, что всё прекрасное в мире можно купить за деньги. О том, что я могу решить почти все проблемы, кроме материальных . О том, что качество жизни детей, даже то, будет или нет продолжение обучения серфингу, зависит от денег…Я резким усилием воли отогнала поганые мысли, силясь еще хоть на какое-то время остаться в состоянии счастливой мамы начинающих серфингистов.

На следующее утро Юрочка потешно старался увеличить свой вес за завтраком. Он съел 2 яичницы, 3 омлета и 9 блинов . Потом он искренне считал, что именно это ему помогло гораздо успешнее справляться с парусом на втором занятии. Он уже почти не падал, гораздо быстрее реагировал на подсказки Стефана, и лучше чувствовал результат от своего общения с парусом. Стефан уделил сыновьям гораздо больше времени, чем было положено. Занятие официально было рассчитано на час, занимались же каждый раз по 2.5. Дальше у детей просто заканчивались силы. Но догадывались они об этом уже только на берегу…

Вот так, к многочисленным спортивным хобби моих замечательных детей, включающих в себя: скалолазание, конный спорт, плавание, ушу, спортивные бальные танцы, ролики, скейт и фигурное катание, неожиданно добавился и винт-серфинг. Мир полон интересных и захватывающих вещей, которые всегда помогут сделать нашу жизнь интересной и счастливой. На очереди стоит сноубординг, спортивная авиация, дайвинг и… Я даже не могу предположить – какое еще счастье откроется для моих детей. И я любыми путями буду искать деньги, чтобы мы жили активно и раскрывали в себе таланты, так щедро заложенные Богом.

Все остальные рассказы можно прочитать здесь!

26.01.2010

Все новости



       

   

Instagram

  Главная     О Дахабе    Виндсерфинг    Кайтсерфинг    Вьетнам    Цены    Магазин    Отели    Фото    Видео    FAQ    Форум    Контакты
Rambler's Top100   Экстремальный портал VVV.RU